Воскресенье, 19.11.2017, 21:45
Вход RSS
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Академия » Хранилище » Фонд рукописей » Каждый может быть (сказки дракона и для дракона)
Каждый может быть
Lita Дата: Среда, 15.08.2012, 15:01 | Сообщение # 1

Живущий
Группа: Послы миров
Сообщений: 21
Находится: Вовне



КАЖДЫЙ МОЖЕТ БЫТЬ


Драконов не бывает, это знают все. Зато существуют фантазеры, которые пишут о них истории, и художники, рисующие крылатых рептилий. Над моим рабочим столом висит картинка – белый дракон на скале. У меня ощущение, что это не он, а она, и еще более четкое, что белая не одобряет моего увлечения драконами.
Однажды перехватив очередной строгий взгляд, я немного рассердилась. Это и так был не лучший из моих дней…
- Что такое? – спросила я, сняв картинку со стены.
Сказочникам нечем похвастаться, кроме того, что все мы немного волшебники. Поставив самую красивую музыку из моей коллекции, я велела белой ожить, и когда драконица вышла из картинки ко мне на стол, спросила:
- Белая, чем ты недовольна?
- Вообще-то я перламутровая, - поправила она, – а недовольна собой. Не люблю сидеть без дела, но как мало можешь, когда ты просто рисунок!
- Теперь это не так, - примирительно заметила я. Все-таки она имела право сердиться, а я - нет.
Драконица потянулась – мои три кошки делают это точно так же – и кивнула, довольно прищурившись:
- Да, теперь неплохо. Можно и поговорить.
- О чем?
- Да о чем хочешь… или – о чем не хочешь, - она хлопнула крыльями. - Есть люди, которые только об этом и говорят.
Я не стала спрашивать, зачем говорить, о чем не хочется.
- Предложить тебе чаю с пирожными?
- Ты пьешь чай не так уж часто, наверное, он выходит не очень вкусным, а пирожные покупаешь, а не стряпаешь. Лучше предложи мне то, что делаешь сама и неплохо – расскажи историю.
- Расскажу, - согласилась я, припоминая одну из своих сказок, - но, пожалуй, она будет не слишком удачная.
- В тебе мало твердости даже для человека, - неодобрительно сказала Перламутровая. – Почему нельзя, как дракон, делать то, что считаешь правильным, не извиняясь за это?
- Потому что иногда можно кого-нибудь потревожить или возмутить.
Драконица фыркнула:
- Что бы ты ни делала - все равно потревожишь или возмутишь кого-то, а когда отклика совсем нет – это хуже. Разве ты рассказываешь сказки не ради того, чтобы тревожить ими?
- О, чаще всего просто нужно выговориться, - заметила я смущенно.
- Рассказывай, – перебила Перламутровая – она, наверное, знала, как долго и как сложно я могу объяснять самый простой пустяк, - а потом я расскажу тебе историю, и, может, не одну.

1
Паж Королевы


Ах, что нам за дело, что королевы редко обращают внимание на своих Пажей? Юный Айлин с первого взгляда полюбил Ее Величество Агнию, свою госпожу; он, Паж Королевы, должен был, следя за малейшими изменениями настроения прекраснейшей, выполнять все ее желания и радовался, когда Королева снисходила до разговора с ним и давала ему поручения. Красоту Агнии оттеняло уродство старого безобразного Короля Норда, который, говорят, очень любил свою жену, но не требовал ответной любви, а лишь уважения.
Агния порой улыбалась Пажу - так улыбаются собственной тени, но Айлину не приходило в голову выказывать недовольство. Он служил госпоже так ревностно, что это вызывало удивление у фрейлин, но что значат две или три удивленные гримаски перед надеждой получить улыбку любимой?
И вот однажды Королева обратила на него свой взгляд (никого из фрейлин не было рядом) и спросила:
- Ты любишь меня, Паж?
- Я люблю вас, Ваше Величество, - ответил Айлин, опуская глаза, и Агния поняла, что они говорят о разном.
- О нет, я говорила не о такой любви! Ты любишь во мне женщину, но любишь ли Королеву?
- Я люблю вас, кем бы вы ни желали быть.
Агния улыбнулась, и эта улыбка согрела сердце пажа.
- Тогда лишь тебе я могу дать необычное поручение. В Стране Долгого Заката есть волшебные Цветы Фей, чей аромат помогает сохранить вечную молодость. Я Королева, мой Паж, но я женщина и знаю, что рано или поздно моя красота уйдет вместе с молодостью, и сможешь ли даже ты любить меня тогда? Принеси мне чудесные Цветы и я разрешу тебе поцеловать меня!
Айлин поклонился и отправился в дорогу.
Долгим и трудным был его путь, а дорогу в сад, где росли Цветы Фей, охраняло Древнее Чудовище. Оно встало перед юношей и сказало голосом громким и грозным:
- Никто не войдет в этот сад и не сорвет Цветка, пока я здесь!
- Но ты можешь уйти, я вижу – никакая цепь не держит тебя, - ответил Паж
- О нет, - рассмеялось Чудовище, - эта цепь не видна, она – мое слово. Ты пройдешь лишь убив меня.
- Но я не хочу никого убивать! - воскликнул Айлин.
- Значит, не добудешь Цветка. Подумай, так ли он нужен тебе, если ты не готов заплатить за него цену моей жизни.
Юноша задумался, и раздумья его были тяжелы. Но любовь помогла победить сомнения, и паж подступил к Древнему Чудовищу, ждавшему его решения, с обнаженным мечом…
Прошло время – и смертельно раненое, оно опустилось на землю к его ногам. Юноша стал, не смея ни обойти его, ни перешагнуть через него.
- Ну что же ты? – спросило умирающий страх сада, - иди, награда ждет тебя.
- Я не могу, - ответил Паж. Но не знаю почему.
- Тогда я покажу тебе, - сказало Чудовище и превратилось в прекрасную девушку - таков был ее истинный облик, - теперь, ты понял?
- Да, - ответил юный Паж, - Цена всегда высока, но порой платят ее другие. Любовь может победить сомнения но не печаль. Прости меня.
Но прекрасная девушка, бывшая чудовищем, уже умерла, и тело ее рассыпалось белыми цветами. Юноша вошел в сад, оказавшийся пустым – ни цветов, ни деревьев, только сухая листва и ветки. Айлин понял; вернувшись, он собрал цветы, которыми стало мертвое чудовище, и проделав обратный путь, отдал их возлюбленной, и сразу же попросил разрешения покинуть ее.
- Ты не хочешь получить свою награду? – спросила Королева, удивленная тем, что Паж уходит так, и не поцеловав ее.
- Нет, Ваше Величество, я не заслужил награды, – ответил Айлин
Королева нахмурилась, но Цветы Фей в ее руках пахли так дивно и они должны были подарить Агнии вечную молодость; подумав об этом, она решила - не так уж и важен каприз Пажа отказавшегося от награды.
- У меня есть еще одно задание для тебя, - сказала Королева, - в еще более дальней Стране Туманов есть Чаша, вода налитая в нее станет чудесным Оком и сможет показать мне все, что пожелаю. Принеси мне ее, и я поцелую тебя.
Айлин поклонился и взглянув лицо Королеве, заметил несколько морщинок, появившихся за время, пока его не было с ней рядом. Он отправился в Страну Туманов и повстречал там Вещего Старика. Услышав, что юноша ищет Чашу, Старик сначала рассмеялся, а потом стал печальным.
- Поверь мне, юноша, эта Чаша приносит лишь несчастье. Те, кто смотрят в Око, забывают обо всем, кроме того, что видят в нем, видения и грезы овладевают их душами и жизнь проходит незаметно как один миг. Настоящее они меняют на ненастоящее, и перестают отличать реальное от мнимого. Зачем тебе столь страшная игрушка?
Юноша покачал головой:
- Она не нужна мне, но я обещал и должен исполнить обещание. Нет ли способа сделать Чашу не опасной?
Старик помолчал и заговорил снова тихим, ясным голосом:
- Есть, но только один. Нужно наполнить ее, но Чаша ненасытна. Что ты можешь предложить ей такого огромного, чтобы она наполнилась?
- Не знаю, но обязательно отыщу это.
Юный Паж поблагодарил Старика и отправился на поиски Чаши. И нельзя сказать, чтобы она легко далась ему, но на этот раз Айлину не пришлось никого убивать.
Он взял чашу и, поставив ее на камень, глянул внутрь. Конечно, он сразу же пожелал увидеть свою королеву и увидел ее - в прекрасном, должно быть, бальном, платье, а король Норд стоял перед ней на коленях, еще боле старый, чем прежде и о чем-то просил Агнию. Айлин понял - он молил о любви и в этот миг король не показался ему безобразным…
Он обозревал миры и места, времена и чьи-то фантазии. И каждый раз снова и снова возвращался мыслями к той, которую любил. Любовь была той лодкой, на которой он выплывал из бурного моря грез. Любовь, что больше всего на свете, та, которую Айлин видел в печальных глазах старого Короля Норда и его собственная. И ее он предложил Чаше - в подарок, а не платой за все что она давала ему. Чаша приняла дар, наполнилась до краев и грезы ее стали безвредными для наблюдателя.
Айлин принес Чашу Королеве, и, положил ее к ногам Агнии. Королева постарела еще больше, золото ее волос сменилось серебром, на лице добавилось морщин, а руки, чья кожа нежнее шелка, стали дрожать.
- Ты не желаешь, чтобы я поцеловала тебя?– спросила Королева.
- У меня нет сил, чтобы ответить на поцелуй, - сказал юноша, - а оставить без ответа ваше внимание я не могу, ибо тогда буду недостоин звания Пажа.
- Что ж, - сказала Королева, - тогда исполни мое последнее задание. В стране полуночи есть кольцо Любви, всякий, кто наденет его, будет любим и почитаем людьми, окружен их заботой и вниманием. Принеси мне его, и я дам тебе то, что ты пожелаешь.
- Зачем вам Кольцо? – спросил юноша, - вы и без него любимы и уважаемы, и так будет всегда!
- Ах, мой маленький Паж, - ответила Королева, - ты, в самом деле, ничего не знаешь о мире. Чем сильнее тебя любят, тем более ты одинок.
Юноша не нашел что ей ответить, и, едва отдохнув, отправился в новый путь.
В стране Полуночи с утра до ночи продолжались турниры - знатные и незнатные сражались за Кольцо Любви и за трон.
Юный Паж раз за разом вступал в поединок и выходил победителем. Должно быть, любовь поддерживала его, но в одном из поединков он был ранен так сильно, что кровь, не останавливаясь, струилась из раны и целители ничего не могли сделать для него. Айлин увидел у своего изголовья Ту, Что Приходит За Всеми, и понял, что умирает.
- О, Смерть! – взмолился он, - повремени! Я дал клятву той, что люблю, и мне не будет покоя ни в этом мире, ни в Другом, если я не исполню ее!
- А что ты дашь мне, если я повременю? – спросила Госпожа Покоя, - и достойна ли твоя любовь отсрочки, хотя бы самой маленькой?
- Достойна! – воскликнул юноша, - как всякая любовь для того, кто влюблен, моя для меня – единственная, и составляет все мое счастье, всю мою жизнь!
- Что ж, - улыбнулась Смерть, - если твоя любовь – жизнь твоя, я здесь не властна. Но помни, пока не уверюсь в этом, буду стоять за твоими плечами и если ты обманываешь меня, то последуешь за мной!
- Клянусь тебе, что ни на мгновенье не воспротивлюсь твоей воле, - сказал Паж и тотчас кровь перестала течь из раны и новые силы влились в его тело.
Он поднялся с ложа с улыбкой и одержал столько побед, сколько было нужно, чтобы завоевать Кольцо. Его тотчас признали повелителем страны Полуночи, но Айлин не надел Кольца; он лишь печально улыбнулся и отправился назад к своей Королеве.
За это время она постарела еще сильнее, и Айлин не узнал прекрасной Агнии, ибо как можно было признать ослепительно-прекрасную женщину в старухе с трясущимися руками, слезящимися глазами и редкими седыми волосами? Изумленный и потрясенный – ведь прошло совсем немного времени! – он протянул ей Кольцо Любви.
- Ах, оставь его себе, - сказала Королева, и голос ее был ужасен, глухой и скрипучий, - оно больше не нужно мне. Мой Король умер, он был слишком стар и не мог больше ждать, когда я полюблю его. Тебя не было так долго, и я ждала, торопясь проживать каждый день, и вот время потекло для меня иначе - в одном дне жизни умещалось несколько лет. Ах, почему ты не торопился? Цветы Фей не дали мне вечной молодости, Око Мира перестало развлекать, а Кольцо Любви мне теперь ни к чему. Я не верю, что кто-то может любить меня такой, какой я стала.
- Я люблю вас по-прежнему, - сказал Паж своей Королеве, - глядя на вас глазами моего сердца, я вижу красоту столь ослепительную, что от нее замирает дыхание. Вы обещали дать мне все, что пожелаю – так позвольте поцеловать вас и без страха и смущения сказать те слова, что звучат в моем сердце, и я буду счастлив снова быть вашим Пажом.
Королева склонила голову.
- Если ты уверен, что хочешь именно этого, пусть будет так.
И Айлин приблизился к ней и, поцеловав, шепнул «я люблю тебя» - не как своей Королеве, а как той, которая была для него всем. И что-то дрогнуло в сердце Агнии – ах, почему она обращала так мало внимания на этого Пажа, столь верно служившего ей? – и она шепнула ему в ответ «я люблю тебя», и, конечно же, это была правда, и поцеловала его в ответ.
В это миг они стали равны, Паж и Королева и все потерянное ими обоими время отступило в тень вместе с печалью и преждевременной старостью. Белые волосы стали золотыми, молодые глаза Королевы загорелись ярко, а тонкие сильные руки обняли того, кто всегда был дорог ей.
И Смерть отступила, соглашаясь, что эта любовь достойна любой награды, и что она уже получила ее, и было бы безрассудством пытаться что-то изменить здесь…
Ах, как легко было Пажу стать Королем, но только потому, что Королева любила его. Ни Кольцо Любви, ни Чаша, больше не были нужны ей, а Цветы Фей… что ж, может быть, они исполнили единственное желание Королевы, не имевшее к вечной молодости никакого отношения. И, как вы думаете, будут ли счастливы Королева и ее Король?




Сообщение отредактировал Lita - Среда, 15.08.2012, 15:18
 
Lita Дата: Среда, 15.08.2012, 15:03 | Сообщение # 2

Живущий
Группа: Послы миров
Сообщений: 21
Находится: Вовне


- История действительно не слишком удачная, - мягко заметила Перламутровая, – чересчур простая, имеет только одно лицо и допускает единственное толкование. А ведь многозначность – большой плюс.
- Вообще-то я думала, что она слишком пафосная, - призналась я. – А усложнять не люблю, да и незачем.
- Жизнь все равно не будет простой, а историю легко сделать неоднозначной, например, обрезав конец…

2

Сила

- Госпожа, я знаю, кто вы.
Конечно, он знал. Тот, кто имеет дело с Силами, способен узнать любую из них, если увидит.
- Мне нужна помощь, - добавил человек - маг? волшебник? колдун?
- Конечно, - согласилась она тотчас, - твоя душа скомкана, связана прошлым, ранена или неспокойна? Я расправлю ее, сниму вину и тяжесть прошедшего, дам тебе Порядок.
- Нет, великая. Мне нужна власть над миром.
Госпожа Душ, уже начавшая делать то, что всегда, отступила - с большим сожалением, ведь колдуну и в самом деле нужна была ее помощь.
- Ты обратился не к той Силе, - сказала она, отворачиваясь чтобы уйти.
- Нет, именно к той. Вы же расправляете души? Значит, можете и скомкать их. Человек, чья душа скомкана, становится слабым, а слабым легче править.
- Тебе нужен Другой, - повторила Расправляющая Души, - я не даю власти и не имею ее.
- Не имеете? - колдун повторил это с удивлением и обидой, – как вы можете не иметь силы, являясь Силой?
Она никогда и никуда не спешила - но хорошо чувствовала, если напрасно теряет время, не свое - время тех людей, кто ждал сейчас ее помощи. Своего времени Госпожа Душ не пожалела бы.
- Ты человек, - сказала она, - и ты владеешь многим. Но часто ли ты владеешь собой? Можешь ли по собственной воле распоряжаться своим дыханием или ритмом сердца?
Колдун поджал губы:
- Мне кажется, тут не о чем говорить. Я просил у вас помощи. Вы отказываете мне, хотя не имеете на это никакого права. Сила существует только для того, чтобы служить человеку, и лишь до тех пор, пока служит, иначе она бесполезна и существование ее не оправданно.
Вряд ли он собирался оскорбить Силу. Скорее всего, просто высказывал то, что думал.
- Разберись в том, чего хочешь от других и от себя, - сказала она, - и будь осторожен, ведь слова не всегда безобидны - и с этим покинула его.
…Но колдун стал преследовать ее. Зная, что Расправляющая Души часто является к тем, чья жизнь подходит к финалу, он ждал у постелей умирающих. Иногда - молча смотрел на нее. Иногда - кричал и сыпал заклятьями, которые никак не могли повредить ей. Однажды протянул свою руку и коснулся Силы... Как если бы хотел взять часть от нее, или то, чего она так и не дала ему. И Госпожа внезапно ощутила собственную душу, о существовании которой прежде не подозревала.
Знание, которого она до этого была лишена, знание, пришедшее внезапно, странное и вряд ли уместное, внушило ей смятение, а смятенная, она растерялась настолько, что едва сумела закончить работу, помочь умирающей женщине расправить скомканную душу.
Выйдя из дома женщины, Сила попала под дождь и промокла насквозь, чего никогда еще с нею не случалось. Она оставалась неосязаемой для всего, что есть в мире, лишь пока сохраняла уверенность в себе. Но как же плохо она знает себя, если даже не представляла, что имеет душу!
У Сил нет выбора, но человек имеет его, и даже тот, кто только на шаг приблизился к человеческому. Расправляющая Души бродила по земле, всматриваясь в себя. Оказалось, что душа болит, когда что-то возмущает ее – одиночество, несправедливость или горе, и Сила стремилась помогать, хотя прежний свой дар утратила вместе с уверенностью. Что она могла теперь? Очень мало, всего лишь утешить словом, помочь подняться упавшему, разнять дерущихся. А самое трудное оказалось помочь собственной душе, которая то комкалась, то расправлялась.
Понимать что-то - значит меняться. И чем больше понимала Сила, тем больше становилась человеком. Она потеряла неуязвимость, испытывала голод и жажду и нашла для себя работу, чтобы было на что жить. И продолжала помогать, потому что не могла иначе. Ее то хвалили, то проклинали за эту помощь – порой гордость или ненависть к себе мешают принять поддержку как должное.
И однажды - прошло много лет, но не больше, чем вмещает жизнь человека, - к ней пришел тот колдун, чтобы рассказав о чем-то, облегчить свою душу.
Едва взглянув на бывшую Госпожу Душ, он узнал ее.
- Здравствуй, - сказал этот человек. - Почему ты все еще здесь?
- Потому что я нужна, - ответила Сила.
- Кто сказал тебе это? - хрипло засмеялся старик - а колдун, конечно же, постарел за это время.
- Словами - никто. Но поступки говорят об этом. Люди часто приходят ко мне…
- Глупая, - он покачал седой головой, - люди ненасытны во всем, что касается внимания к их особе, и лишь оно нужно им. Да и тебе самой тоже.
Сила подумала и согласилась с ним:
- Наверное, ты прав, и я тоже хочу внимания. Это плохо?
- Откуда мне знать, что для тебя плохо, а что хорошо? Я хотел, чтобы ты ощутила, какое это проклятье, быть человеком, ведь человек рано или поздно начинает хотеть многого, и особенно сильно – власти. Но ты не умеешь желать большего.
- Я хочу многих вещей, - возразила Сила, - но не могу постоянно думать о них, это мешает видеть все остальное.
- А зачем видеть то, что не помогает исполнять твои желания? Ведь это и есть власть – замечать полезное.
- Именно такой власти ты просил – видеть вокруг только то, что можешь использовать, а остального не замечать? – удивилась Сила.
- Ты никогда не поймешь, - безнадежно махнул рукой колдун, - душа Силы, слишком мелкая для больших и веских человеческих вещей.
- А разве душа для того, чтобы складывать туда тяжелое?
- Но ведь надо же ее для чего-то использовать? – он махнул рукой и вышел.


 
Lita Дата: Среда, 15.08.2012, 15:03 | Сообщение # 3

Живущий
Группа: Послы миров
Сообщений: 21
Находится: Вовне


- И чем же закончилась эта история? – спросила я.
- Так и закончилось, а может, у нее нет конца. Иногда тебе случается выслушивать разные истории, так что, может, та Сила - это ты.
- Вот уж нет! – засмеялась я.
Перламутровая махнула хвостом:
- На самом деле это не важно. Просто помни, каждый может быть.
- Силой? – спросила я, - или драконом? И те, и другие поступают так, как считают нужным и не беспокоятся об этом.
- Но при этом стараются не нарушать ничью свободу, - ответила, не отвечая, моя собеседница, - и не делать еще очень многих вещей.
- Совсем как люди, - фыркнула я не зло, и она рассмеялась:
- Каждому хочется быть человеком.

3
Добрый человек и незлой пёс


Один человек захотел жениться на принцессе. И поскольку других желающих не нашлось, король принял его вполне благосклонно. А может он сделал это потому, что был добрым.
- Я охотно отдам за тебя свою дочь, когда узнаю лучше, - сказал он претенденту, пришедшему во дворец, - ты получишь задние и по тому, как исполнишь его, я узнаю как раз достаточно, чтобы понять можно ли доверить тебе мое дитя и мое королевство.
Человек тотчас согласился на задание – он и ждал чего-то подобного.
Король позвал слугу и приказал ему поймать первого же бродячего пса и доставить во дворец. Приведенный пес оказался самой уродливой псиной, какую видел гость.
- Возьми его, - сказал король, - и заботься о нем. Когда я позову тебя во дворец снова, вы придете оба.
Гость удивился такому странному заданию, но не посмел спорить.
Он решил, что не стоит возвращаться в свой город, ведь король может вызвать его в любой день и захотел поселиться в гостинице, но его не пустили из-за пса. Человеку предлагали оставить лохматое чудовище на конюшне, но он отказался и нашел такую гостиницу, где мог бы держать собаку рядом.
Пес, огромный и страшный, кажется, все таки не был злым. Некоторое время нежданный хозяин просто кормил его, но больше ничего для него не делал и ждал вызова во дворец, который все не приходил. Потом он начал присматриваться к питомцу, и вскоре стал звать его Другом – не потому, что у человека не было друзей, просто ему нравилось это имя. И псу оно понравилось тоже.
Дружба между ними, зародившаяся так неожиданно, быстро крепла. Этому не было особенных причин, кроме той, что пес и его хозяин жили рядом друг с другом. Но порой и этого достаточно. Человек никогда не держал Друга в ошейнике и на цепи, даже когда еще побаивался его. А позже и вовсе не подумал об этом. Имея пугающий вид, пес любил то же самое, что многие люди - теплые солнечные лучи, доброе слово и немного внимания.
Прошло достаточно времени, и человек напрочь забыл и о короле, и о принцессе, и о задании короля. И вот тогда-то и пришли за ним стражники, чтобы отвести во дворец.
Король оглядел гостя и его пса и улыбнулся.
- Что ж, - сказал он, - мне все ясно.
- Я выполнил ваше задание? – спросил гость.
- Я еще не давал тебе никакого задания, но вот оно: отведи пса на задний двор и убей его. Когда ты сделаешь это, то сможешь жениться на моей дочери.
Человек опешил. Не то чтобы ему уже совсем не хотелось стать королем, но терять друга который у тебя есть – это совсем не то же, что терять королевство, которого у тебя нет.
- Простите ваше величество, - сказал он, отступая, - я никогда не смогу сделать этого.
- Почему же? – спросил король.
- Потому что ни одно королевство и ничто на свете не стоит жизни друга. За то, что мне нужно, я могу заплатить тем, что имею сам, но не стану ничего отнимать у другого.
Король поднялся с трона ему навстречу.
- Ты выполнил задание, - сказал он, - и можешь жениться на моей дочери. Только тот, кто жалеет других, понимает ценность жизни и ценит дружбу, может стать хорошим королем.
И конечно же он был прав.


 
Lita Дата: Среда, 15.08.2012, 15:04 | Сообщение # 4

Живущий
Группа: Послы миров
Сообщений: 21
Находится: Вовне


- Забавно, – драконица прошлась по столу от края к краю, заглянула вниз, словно любопытствуя, не там ли проходит Край Света, - ты тоже умеешь обрывать историю на самом интересном месте.
- И часто получаю за это по шее, - честно признала я, - а иногда вопрос от читателя – что дальше? И приходится писать альтернативный финал.
- Все правильно, ведь ты пишешь согласно своей жажде, а тот, кто это читает, хочет утолить свою. Тебе достаточно сказанного, а другому – мало или много.
- Жадничать – плохо, - назидательно произнесла я.
- А скаредничать еще хуже, - точно скопировав мой тон, ответила Перламутровая и будь я на ее месте, то показала бы собеседнику язык.
- Я не скаредничаю, наоборот, щедро делюсь. Но утолить чью-то жажду выходит не всегда. Чужую меру не угадаешь, даже меру Красоты. У меня есть сказка, которая, мне кажется, подходит для ответа на вопрос о мере.

4

Сказка о большом и маленьком

Алёне

Встретились однажды менестрель и принцесса. Вы слышали тысячу таких историй и эта от них не отличается. Разве что вот - девушка владела королевством, которое кошка могла пробежать из конца в конец за полчаса, а бард не влюбился в принцессу с первого же взгляда, но она понравилась ему - потому что грустила, а мой герой любил все грустное.
- Хочешь пойти со мной? - спросил он.
Наследница крошечного королевства потеребила заплату на рукаве своего платья и кивнула:
- Хочу. Только пообещай мне несколько вещей.
- Какие же?
- Все просто, - она решила просить не более того, в чем в самом деле будет нуждаться. - Делись со мной всем, что у тебя будет, и я сама стану делать то же самое. Если захочу уйти, ты отпустишь меня, а ты волен уйти тоже. И если мы полюбим друг друга, то поженимся, но не раньше.
Признаться, менестрель ждал чего-то большего, все-таки девушка была принцессой. Но узнав, что она просит разумного, согласился.
И так наследница покинула дворец, еще более скромный, чем само королевство, и вместе с бардом отправилась в путешествие.
Я могу придумать им тысячу приключений, но, пожалуй, не стану. Главным из них была жизнь, а она разная. Тот, кто видит ее изнутри, знает - нельзя относиться к жизни ни слишком легко, ни слишком серьезно, да и звать ее приключением тоже, ведь жизнь, пожалуй, может обидеться. Так что скажу лишь, что у их путешествия не было особой цели, кроме самого путешествия.
Менестрель не обижал принцессу - как он мог дурно обращаться с той, которую сам позвал в свою жизнь? Он умел заработать немного денег для них обоих, принцесса - потратить столько, чтобы еще осталось на всякий случай. В конце концов, они оставили странствия и поселились в маленьком доме на окраине большого города.
Только девушка заметила однажды, что ее все больше и больше раздражает манера разговора менестреля. Он выражался возвышенно, даже когда говорил о самых приземленных вещах. И вот вам пример - ее руки, красные от горячей воды и все в мыльной пене во время стирки он называл «закатными птицами, играющими в снегу», а скрипящие полы в их доме именовал «голосистыми». Правда, это не помешало барду сделать так, чтобы они не скрипели.
- Послушай, - сказала принцесса как-то раз, - ты не мог бы выражаться проще?
- Разве ты не понимаешь меня? - удивился менестрель.
- Еще как понимаю, я ведь все-таки принцесса, - напомнила девушка, - но вот в чем дело – жизнь немного не такая как ты о ней говоришь, и получается, что ты солгал.
- Я говорю, как вижу, - заметил он с грустью, - а другие, конечно, видят иначе. Но может быть, много красоты - вовсе не так плохо? Мы пьем чай не просто так, а с сахаром, хотя он вкусен сам по себе…
- Сахара тоже бывает слишком много, - заметила она, заканчивая накладывать заплатку на рубашку менестреля.
Бард вздохнул:
- Не знаю, что делать. Как мне измениться, если это и правда необходимо?
- Я научу тебя, - пообещала принцесса, и, отложив шитье, налила и поставила перед ним тарелку супа, – скажи, что это?
Менестрель втянул носом чудесный аромат варева:
- Это волшебное кушанье с чудесным запахом, и, наверное, даже феи, вкушавшие нектар, завидуют нам сейчас…
- Нет-нет-нет! – перебила девушка, - просто назови вещь, но не описывай ее.
Бард задумался:
- Я вижу тарелку супа.
- Вот это и есть правда, и это все, что действительно существует.
- Но яство в самом деле восхитительно пахнет, - заметил менестрель.
- Так разве я спорю? - ответила принцесса, наливая супа и себе. - Просто то, что ты ешь - именно суп из тарелки, а не какое-то там чудесное варево, да и феи тут совсем ни при чем.
А после обеда она попросила друга:
- Спой мне что-нибудь.
Девушка не была глупой и знала, как важно для того, кто что-то делает, чтобы плоды его труда заметили и оценили.
Менестрель взял свой инструмент, подергал струны в странной даже для него задумчивости, и запел:
- Моя судьба капризна, как дитя -
Ворчу порою, но ругать не смею.
И как-то раз всерьез и не шутя
Лицом к лицу я повстречался с нею.
Она сама зашла ко мне на чай,
Смотрела то обиженно, то строго
И с облегченьем скинула с плеча
Суму свою у моего порога.

У чая аромат июльских трав,
А голос у Судьбы усталый что-то…
«Ты недоволен мной, и, в общем, прав,
Но быть судьбой - нелегкая работа.
Попробуй сам и дай мне отдохнуть,
Давным-давно я это заслужила» -
Сказала так она и мне на грудь
Прохладные ладони положила.

Мне показалось, солнечным лучом
Все, чем я был и не был, осветило.
Судьба ушла с сумой через плечо,
Кивнуть мне на прощанье не забыла,
С таинственной улыбкой на губах,
Как будто знает больше, чем сказала.
С тех самых пор я сам себе судьба
И только на себя ворчу устало.
Принцессе понравилась песня и она спросила:
- Ты и правда виделся с судьбой?
Он хотел ответить в своей обычной манере, но подумал, что девушка ждет не этого и сказал просто:
- Нет, я это придумал для красоты. Знаешь, в самом деле, для чего говорить так много красивых слов, если можно обойтись обычными? Может одна из причин раскрашивать мир в яркие цвета - это перестать чувствовать себя одиноким.
- Но теперь-то ты не одинок, - заметила принцесса.
Она стала учить своего друга простоте и у нее получалась. Принцессе такого маленького королевства волей-неволей приходится быть умелой во многих вещах, даже в готовке и стирке.
Вначале менестрель заставлял себя говорить правильно, без красивых оборотов, а потом привык. Торговец в лавке, где он покупал разные разности, уже не переспрашивал, что именно ему нужно. И песни барда, как и он сам, стали другими. Человек, у которого богатая фантазия может придумать то, чего нет, например, что судьба однажды зашла к нему на чай. Но ничего подобного ему в голову больше не приходило, а получалось рассказать простые истории, не украшенные виньетками славословья, поучительные или смешные. Но они мало радовали их автора.
Однажды менестрель спросил принцессу, любит ли она его песни по-прежнему.
Она склонила голову, и задумалась, не зная как ответить.
- Я не была поклонницей твоих песен, но прежние нравились мне больше. Наверное, я зря учила тебя простоте, учила, потому что понимала твои слова, но не твои чувства. А ты теперь и смотришь на меня иначе и это грустно - как будто совсем другой человек когда-то пригласил меня пойти с ним. С новым тобой я не знакома. И мне кажется, ты не счастлив.
- Конечно, ведь это проще, - заметил он и замолчал.
Принцесса решилась и заговорила снова:
- Живя в моем крошечном дворце, занимавшем большую часть королевства, я думала - как это мало! А потом пришел ты и пригласил меня выйти за пределы его. Пойдя за тобой, я еще долго-долго видела мир очень маленьким, потому что так привыкла. Но эта привычка сменилась другой - видеть все, и не важно, маленькое оно или большое, много его или мало. Вот о чем я думаю сейчас: одно всегда дополняет другое, но каждый смотрит своими глазами.
Менестрель наконец улыбнулся:
- Понимаю, что ты хочешь сказать, понимаю по-своему. Новое, которому я научился, пригодится мне, но совсем не обязательно отказываться от прежнего. И вот что важнее – ты дополняешь меня, даришь понимание и участие.
- Это немного, - скромно заметила девушка.
- Но больше, чем целое королевство, - ответил он.
Вот, пожалуй, и весь рассказ. Думаю, что они все-таки поженились потом – мне такое кажется правильным, но кто знает, что менестрель и принцесса думают об этом? Может, для них это слишком много, или – мало?


продолжение следует.




Сообщение отредактировал Lita - Среда, 15.08.2012, 15:05
 
Академия » Хранилище » Фонд рукописей » Каждый может быть (сказки дракона и для дракона)
Страница 1 из 11
Поиск:


Друзья сайта
Получить свой бесплатный сайт в uCoz Рейтинг Ролевых Ресурсов
Books.Ru
Получить свой бесплатный сайт в UcoZ!
Copyright Xenonmark © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz